Анна Саранг: разрушить картинки в головах – это часть адвокации | BelAIDS.NET
    logo_small

    Тел. (+375 29) 688 36 08
    (+375 17) 245 69 28
    ngoaidsnetwork@gmail.com


    220037
    Республика Беларусь,
    г. Минск,
    пер. Уральский, 15,
    офис 502



 

anna(1)Расскажите о деятельности вашей организации. Какие ваши приоритетные направления в работе?
— Мы – небольшая неправительственная организация, которая была создана менее 3-х лет назад. У нас нет офиса, огромного персонала. Мы – объединение, которое помогает людям, уязвимым к эпидемии ВИЧ – наркозависимым. Наши приоритеты – программы снижения вреда и адвокация прав наркозависимых людей.
Во всей России напряженное отношение к программам обмена шприцев. В Москве программы профилактические не приветствуются. Отношение правительства московского к программам выражается очень жестко: существует постановление департамента здравоохранения о том, что подведомственным медучреждениям нельзя заниматься снижением вреда. Поэтому наша программа маленькая и больше партизанского толка.
У нас есть команда социальных работников, и два человека выходят каждый день на разные точки, где собираются потребители наркотиков: даем шприцы, презервативы, брошюры. Помогаем многим людям лечь в больницы, проводим быстрые тесты на ВИЧ и гепатит. Это наше сервисное направление.
У нас есть также и адвокационное направление. В своей работе мы сталкиваемся с огромным пластом нарушений прав человека в отношении наркозависимых. И поэтому нам очень много приходится заниматься этой проблемой. Основной наш метод – это стратегические судебные разбирательства (по некоторым принципиальным вопросам). Например, у нас в стране недоступна заместительная терапия, из-за противостояния российского правительство этим программам. Она есть во всех странах мира кроме России, Узбекистана и  Туркменистана. В связи с этим мы начали несколько судебных процессов внутри страны. Когда люди обращались за этой услугой и им отказывали,  они подавали в суд, чтобы защитить свое право на доступ к этой помощи.

Самый интересный ваш опыт работы по привлечению внимания общественности?

— Проект «Наркофобия». Он касался проблемы существования в обществе страха перед наркотиками, наркоманами и вообще самой темы наркотиков. Когда есть такой страх, то есть и  невозможность реалистично и трезво рассуждать на эту тему. Этот страх мешает, поэтому к наркозависимым людям не относятся как к людям, и на полном серьезе не считают, что  у них есть права человека.  И речь идет даже не об обывателях, а о профессиональных людях, публичных фигурах. Была такая комически-трагическая ситуация, когда одна из активисток Ирина Теплинская подала жалобу в ООН, и в российский суд, что ей не предоставляется заместительная терапия. И представитель Ассоциация юристов публично ее высмеивал и говорил, что наркоманы не могут писать никаких жалоб просто потому, что они наркоманы. Даже образованные в плане юриспруденции люди думают, что наркоманы не имеют ни прав, ни элементарных гражданских свобод.   И это все ведет к тому, что усугубляется как правовая так и медицинская ситуация в стране. Люди не обращаются в медицинский сервис, а если  и обращаются, то встречают самое неадекватно, злобное, жестокое отношение даже со стороны врачей. Соответственно оправданы все инициативы государства, вводить новые законы по криминализации потребителей наркотиков.

И что вы предпринимаете в рамках проекта «Наркофобия»?

— Привлекаем внимание прессы, работаем с журналистами: точечно, с теми, кто нас понимает. Работаем с иностранными журналистами, чтобы показать ситуацию в России  на фоне мировой политики, и как это пагубное отношении российского правительства к проблеме ВИЧ, отрицание проблемы ВИЧ, нежелание заниматься профилактикой влияет на ситуацию с эпидемией.
Мы постарались себя позиционировать как основной дружественный ресурс для журналистов по этой теме.

Какие на ваш взгляд наиболее эффективные способы работы с общественностью для адвокатирования прав людей из групп риска?

— Наиболее эффективный способ сделать так, чтобы представители СМИ встречались с теми, о ком они пишут. Если они пишут о ВИЧ-положительных людях, они должны с ними встречаться. Если они пишут о наркомании, то должны видеть наркозависимых людей, говорить с ними.
Первое что мы делаем, когда к нам обращаются журналисты, мы их ведем на улицу, на уличную социальную работу, где они смотрят, чем мы занимаемся, как живут наши наркозависимые, с которыми мы работаем, общаются с ними. В нашей организации сотрудники – практически все бывшие потребители наркотиков, с ними тоже можно пообщаться на эту тему. Это позволяет разрушить стереотипы. У журналистов голова набита какими-то своими картинками кровавых кровожадных созданий, которые убивают бабушек и бросаются на свою маму с топором, совершенно неадекватно себя ведут. А на самом деле, когда они сталкиваются с ними, то вообще могут сами не определить. И тогда журналист понимает, что в голове были какие-то совершенно нереальные картинки. Иногда журналисты даже не верят – «ну, разве это наркоман?» После такого общения у них тотально меняется представление.
У нас есть ряд журналистов, которые давно уже в этой теме. Благодаря таким журналистам как Настя Кузина из «Московского комсомольца», мы многое можем объяснить людям. Ее материалы всегда точны, затрагивают самые больные точки наркополитики, и, благодаря таким журналистам, формируется общественное мнение и какое-то адекватное представление о проблеме и о том, как ее можно решать.

Разговаривала Ольга Сацук на конференции AIDS-2012 в Вашингтоне (США)