Приезжайте, доктор, в Африку скорей!! | BelAIDS.NET
    logo_small

    Тел. (+375 29) 688 36 08
    (+375 17) 245 69 28
    ngoaidsnetwork@gmail.com


    220037
    Республика Беларусь,
    г. Минск,
    пер. Уральский, 15,
    офис 502



 

Приезжайте, доктор,
В Африку скорей.
И спасите, доктор,
Наших малышей.

К.Чуковский

 

…Когда я была маленькой, взрослые, в попытке хоть чем-нибудь меня устрашить, в моменты отчаянья грозно махали пальчиком и загадочно изрекали: вот будешь себя плохо вести, приплывут крокодилы по реке Лимпопо и заберут тебя в Африку. Благодаря К. Чуковскому Африка мне тогда приставлялась как место скопления захворавших детишек, лежащих с разбухшими животами на острове, вокруг которого поминутно курсируют зубастые крокодилы…  Словом, не прошло и 30 лет, как я все-ж-таки очутилась в том самом месте у той самой речки. К своему разочарованию, крокодилов я там не увидела, но зато не по-детски удивилась детишкам с разбухшими животиками.

1_organizcijaНачну по порядку. С 22 по 25 марта 2012 как член Делегации НГО развивающихся стран Правления Глобального фонда для борьбы с ВИЧ, ТБ и малярией, я приняла участие в рабочей встрече, в ходе которой обсуждалось немало важных для нашего региона и всего так называемого «глобального юга» вопросов: как сохранить должное внимание в Правлении Фонда к НГО в условиях его реструктурализации, как наладить взаимодействие для усиления своих позиций с двумя другими Делегациями Правления от гражданского общества, как улучшить коммуникацию Делегации с НГО, повысить эффективность ее работы…

 

Принимающей стороной встречи на сей раз была Ассоциация помощи больным ВИЧ/ТБ – одна из старейших НГО в ЮАР, образовавшаяся аж в далеком 1929, когда еще не было препаратов против туберкулеза, а люди умирали тысячами. На сегодня это крупнейшее НГО в Кейптауне с полутысячным штатом сотрудников и множеством офисов по всему городу.

 

После заседания Делегации, я осталась на недельку в объятиях этой организации и не пожалела – большего погружения в ТБ-тематику мне и не снилось… Пожалуй, самым впечатляющим в самом негативном смысле этого слова для меня стало посещение детской «инфекционки». Сама больница по уровню – что-то вроде нашей минской «инфекционки» на Кропоткина, но вот пациенты… Малыши всего несколько месяцев от роду с раздувшимися животами, искореженными позвоночниками, увеличенными головами… К сожалению, некоторым уже мало чем можно помочь, поскольку их родители поздно обратились за помощью. Многие не способны есть самостоятельно – пища поступает через трубки. Все это различные формы осложнений при туберкулезе. Многих привозят сюда целыми семьями, родителей – во взрослую, малышей – сюда. Столько детей в отделении, а практически мертвая тишина – тут даже тем, кому больно едва плачут – сил нет совсем. В общем, страшно это. И, слава богу, что есть такие организации, которые вытягивают этих малышей из трущоб и помогают им выжить. Ведь в Африке многие родители таких детей не обращаются за медицинской помощью не только из-за отсутствия денег на проезд, а еще от предрассудков в адрес медицины…

Особую работу проводит Ассоциация по формированию осведомленности и приверженности к тестированию, чтобы каждый ребенок младше 5 лет,  который был в контакте с больным туберкулезом в активной фазе, прошел курс профилактики (IHN/IPT). Делается это для предотвращения развития туберкулезного менингита, т.е. для спасения жизни малышей.

1_medsestraВ качестве социальной экзотики меня отвезли на проект (по нашему АКП) в настоящие социальные джунгли – африканские трущобы. Высаживая меня там, мой сопровождающий сказал: «Смотри, многие из кейптаунцев за всю жизнь не имели возможности и желания здесь побывать…» Толком я не поняла смысла этой фразы, т.к. на африканском АКП было весело и как-то даже празднично – народу куча, музыка играет, палатки стоят, дети бегают, вроде как всем хорошо…

Полным ходом идет работа – народ выстраивается в очередь на консультации к медсестре (консультации врача здесь особая роскошь,

поэтому медсестра тут более уважаемый человек, чем у нас, и даже в погонах!…), приходят семьями, ПИНы танцуют и поют, периодически выпрашивая деньги… Презервативы всякие разные на любой вкус – только берите, уважаемые посетители.

 

Попросилась погулять по городу (мне эта местность сперва показалась городом), работники пункта с ужасом посмотрели на меня, и без сопровождения – сказали – ни шагу за забор. В сопровождение мне дали местную женщину 40 лет с русским именем Зина (вот только она никак не соглашалась, что имя это русское, поскольку считает что чисто африканское…) И только, отойдя пару шагов от нашего зазаборного лагеря, я поняла куда попала, и что имел в виду мой сопровождающий.

Такого у нас даже в самых захудалых дачных или даже гаражных поселках не сыщешь: нагромождения различных кусков шифера, куски полиэтилена, найденные на помойке, какие-то щиты, видимо, из того же места – это основной строительный материал здесь. Город размером с наш Дзержинск, полностью состоящий из мусора (его тут редко вывозят), в котором копошатся и стар и млад, толпы босоногих ребятишек снующих повсюду, множество голодных глаз с прикидкой чем можно поживиться… Оглянулась вокруг и вдруг меня осенило – ни одного белого в округе, впервые по-настоящему себя ощутила меньшинством при явно преобладающем большинстве живущих абсолютно вне закона и каких либо правил, попросту выживающих в этих забытых богом местах…

 

Зина весело приветствовала всех прохожих – она тут уже 17 лет живет, до этого жила в какой-то далекой деревне, где у них не было даже крыши над головой (что-то вроде шалаша) и была очень счастлива, когда получила возможность сюда перебраться… Получить работу в проекте Ассоциации помощи больным ВИЧ/ТБ с зарплатой в 60 долларов в месяц – это здесь особая удача. Зина очень счастлива: этих денег ей хватает, чтобы хоть как-то прокормить двоих детей, себя и мать.

1_devichkaНа помойке мы встретили папу-ПИНа с малышкой по имени Мари, которая мне попозировала, попросив за это конфетку. Возвращалась я в шикарный особняк моих друзей, где живут преимущественно белые и небедные,  с глубоким чувством грусти за Зину, за Машу, понимая, что это их жизнь, и ничего кроме как помочь им принять реальность и замотивировать на приверженность к лечению тут не сделаешь…

 

Вот такая она, Африка, с детишками, которые уже не кричат: приезжайте, доктор, в Африку скорей! И спасите, доктор наших малышей!!
И еще немного о проблеме…

 

Из официальных данных в Кейпатуне 28 119 случаев туберкулеза (данные за 2011 год), 738 на 100 тысяч населения, 6.7% взрослого населения на АРТ. Около 11% населения живут с ВИЧ, около 14% – имеют туберкулез, более половины из них имеют ВИЧ и ТБ одновременно. Данные это примерные, ибо сколько тут населения никто не считал – в эти трущобы не только мусорные машины не заезжают, а даже полицейские стоят только в хорошо освещенных местах и не вылазят из своих авто. Сколько тут народу живет, когда кто родился, а кто умер – вряд ли кто-то скажет. Как и то, кто чем болен и кто с кем спит…

 

А народу тут столько, потому как съезжаются со всей Африки – там ведь жизнь еще хуже, чем здесь, и без каких-либо перспектив. Вот поэтому и растут трущобные поселки вокруг города с шикарными зданиями и завидным уровнем жизни у некоторой части населения. ЮАР (несмотря на то, что самая успешная африканская страна) уже не в силах справиться с таким объемом нелегальных мигрантов, и, судя по всему, просто опустила руки… Народ тут уже сам себе порядки устанавливает…

 

 

И еще немного о новых знаниях…

Так случилось, что и свой день рождения 25 марта и Всемирный день борьбы с туберкулезом – 24 марта – я застала именно в Кейптауне. Не придумала ничего лучшего, как провести его в поездке на сафари, отбиваясь от местных жителей с явно красными участками кожи в некоторых местах…– по-местному «бабунов». А День борьбы с туберкулезом – на мероприятии под названием «завтрак с Глобальным Фондом», где профессор Гарри Хауслер, глава Ассоциация помощи больным ВИЧ/ТБ, сделал обзорную лекцию по мультирезистентному туберкулезу (MDR-TB) в ЮАР и мире. С удивлением, увидела на этой карте красным выделенную Беларусь и небольшой кусочек России как эпицентры мультирезистентного ТБ в Европейском регионе…

 

Словом, много чего узнала я и про Африку, и про ТБ, и сейчас уже как-то иначе думаю о том, что направление – «интеграция работы по ТБ в ВИЧ-сервис» не просто модное веяние в этой сфере, ничего из себя не представляющее по сути, а несколько иной подход к этой работе, обеспечивающий лучший результат за меньшие средства.

 

*(прим.) используемое сокращение – ПИН, потребитель инъекционных наркотиков
Лена Григорьева, специально для бюллетеня «Вместе»

Фото  — из личного архива Лены Григорьевой