Пункты обмена шприцев: живые и мертвые | BelAIDS.NET
    logo_small

    Тел. (+375 29) 688 36 08
    (+375 17) 245 69 28
    ngoaidsnetwork@gmail.com


    220037
    Республика Беларусь,
    г. Минск,
    пер. Уральский, 15,
    офис 502



 

С мая 2017 года в Беларуси силами активистов сообщества людей, употребляющих наркотики (ЛУН) в рамках проекта «Снижение вреда работает – обеспечьте финансирование» проводится мониторинг программ снижения вреда.

В начале своей работы сообщество опубликовало официальное обращение, в котором указало ряд причин, по которым считает необходимым начать исследования качества работы пунктов обмена шприцев (ПОШ). В качестве основного аргумента было указано то, что инъекционное употребление наркотиков остается доминирующим фактором риска передачи ВИЧ-инфекции в Беларуси и работа программ снижения вреда – это возможность снизить риски передачи и снизить расходы на лечение.

О том, как проходит мониторинг, бюллетеню «ВМЕСТЕ» рассказала лидер мониториновой группы, активист программы «Снижение вреда работает – обеспечьте финансирование» Екатерина Парфенюк.

Мы давно мечтали сделать такой мониторинг силами сообщества и понимали, что мониторить в Минске – это одно, а узнавать, как работают пункты снижения вреда по обмену игл и шприцев – это совсем другой, требующий больших затрат процесс. И такая возможность появилась в рамках проекта «Снижение вреда работает – обеспечьте финансирование».

Мы первые, кто в регионе ВЕЦА начали воплощать эту идею. У нас есть алгоритм, по которому мы работаем, знаем, что надо смотреть. Но для нас очень важна концепция – не найти и наказать, а первое, мы хотим увидеть, что пункт работает – нам хочется увидеть, что все пункты живые. Конечно, показываются большие охваты, но хочется увидеть, что люди действительно туда приходят, получают услуги. Есть пункты, в которых не совсем все хорошо, например, где-то сотрудникам нужно пройти дополнительную учебу в консультировании, где-то не достаточно удобные помещения – кабинеты открытые, маленькие, душные, где могут обслуживаться сразу пять людей. Но эти кабинеты действуют, они работают, там есть люди: клиенты, аутричи, которые подходят и разговаривают с пришедшими. Там выдают необходимые материалы, относятся как к человеку, который приходит за услугой. Это все равно очень хорошо.

Но есть пункты, где нет этой жизни. Большинство таких пунктов (и это отражено в открытых отчетах), это пункты при Белорусском Красном Кресте. В таких пунктах очень удивляются, что туда вдруг кто-то пришел. Происходит долгий поиск журнала отметки посетителей и в итоге он так и не находится. Часто вообще отказывают в приеме, сообщая, что человек, который этим занимается, ушел и неизвестно когда будет. При обслуживании тоже возникает ряд сильных нарушений. Например, говорят, что «мы даем не десять положенных шприцев, а пять шприцев, чтобы ты еще раз вернулся». В связи с новыми наркотиками это ничтожно мало. Потом еще важно, что и как говорит работник пункта клиенту. Главное, что когда человек приходит в пункт снижения вреда он не готов услышать вопрос о том, состоит ли он на учете в наркодиспансере. Это отпугивает посетителей, эти вопросы могут только насторожить и человек в следующий раз не пойдет туда. Со стороны клиента это не работает как снижение вреда. Он приходит получить поддержку, помощь, мотивацию, сохранить свое здоровье и здоровье окружающих, даже если об этом не сильно задумывается.

Снижение вреда – это такой комплекс, где есть не только раздача материалов, но и большая психологическая работа, правильное общение. В этом общении есть еще один важный персонаж – аутрич-работник.

В некоторых пунктах телефоны аутрича дать не смогли.
И у нас возникает вопрос: откуда берутся охваты в тех пунктах, где нет наркопотребителей, где нет аутрич-работника. Ведь без этого человека, который образует цепочку, формирует клиентуру, вообще что-то сделать в программе снижения вреда невозможно. У нас нет другого мостика. Не придет человек в такой пункт.

Я еще хотела бы сказать о нескольких важных моментах: кто, как, по каким принципам проводит этот мониторинг. Мониторинг осуществляет команда сообщества ЛУН. Это люди, которые пользуются услугами ПОШ, они понимают, как все должно быть организовано, и они приходят туда под видом клиента, это такая своеобразная «контрольная закупка» услуги. Затем по выработанному нами алгоритму они описывают все в своем отчете: от поиска пункта, насколько это легко сделать – найти в городе пункт. Обслуживаются ли другие категории населения в тех помещениях, где находится ПОШ. И затем все, что с ними там происходило: как с ними общались, как консультировали, какие материалы выдали и т.д. Сейчас мы не пишем, кто именно ездит на мониторинг и не публикуем фото этих людей, чтобы на них не оказывалось влияние и к их приезду специально не готовились. Обязательно, когда мониторинг закончится, мы скажем, кто реализовывал этот проект. Но сейчас, многие должны нас понять, мы об этом говорить не можем для чистоты эксперимента.

Наша команда максимально независима. На нас никто не влияет. Этот проект реализуется «Позитивным движением», но организация не вмешивается и не пытается влиять на результаты, что очень помогает процессу. И мы так же, как все другие пункты, проверяем пункты «Позитивного движения», не сообщая им, так же готовим по ним отчеты и указываем недочеты.

Мы активно информируем о течении и событиях мониторинга через страницу в фэйсбуке на «Беларусь. Снижение вреда работает – обеспечьте финансирование». Этой страницей никто кроме сообщества людей, употребляющих наркотики, не руководит. И отчеты по результатам каждого поседения публикуются там.

Сейчас мы хотим проехать все 32 пункта до декабря, может все не получится по ряду финансовых причин, но максимально большое количество мониторингом охватим. Мы готовим отчеты по каждому выезду, но затем представим единый публичный отчет. Опубликуем его. Сделаем доклад на Страновом координационном комитете по взаимодействию с Глобальным фондом для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Это актуально в связи с подготовкой новой заявки в Глобальный фонд, особенно учитывая то, что следующий грант будет маленьким. Поэтому тут стратегически важно решить: или мы оставим реально работающие АКП, улучшаем их, снабжаем достаточным количеством материалов, делаем их еще более эффективными или продолжаем вкладывать деньги в пункты, которые не работают.

 💡 Подробные отчеты по результатам мониторинга публикуются в фэйсбуке на странице «Беларусь. Снижение вреда работает – обеспечьте финансирование»

 

Ольга Сацук, бюллетень ВМЕСТЕ 

Похожие новости: