Стать членом СКК? Это не так сложно. Главное - стремление! | BelAIDS.NET
    logo_small

    Тел. (+375 29) 688 36 08
    (+375 17) 245 69 28
    ngoaidsnetwork@gmail.com


    220037
    Республика Беларусь,
    г. Минск,
    пер. Уральский, 15,
    офис 502



 

Совсем недавно, в конце минувшего года, в Беларуси трансгендерная женщина по итогам выборов вошла в состав важного национального органа — 
в Страновой координационный комитет по взаимодействию с Глобальным фондом для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией (СКК)  

Анжелика Волконская  рассказала о своих планах, связанных с новой ролью, проекту “Восточноевропейская региональная платформа для усиления действий для женщин, детей и трансгендерных людей в контексте ВИЧ/СПИД”. 

Angelika— Что подтолкнуло Вас к решению податься в СКК?

Есть две причины, по которым я решила податься. Несколько лет назад я работала в белорусском общественном объединении — РМОО «Встреча», занимаясь профилактикой ВИЧ/СПИД среди мужчин, имеющих секс с мужчинами. Я понимала, насколько нужна эта работа и видела хорошие результаты своей работы. После перерыва в несколько лет я посетила организацию и увидела, что тех услуг, которые раньше привлекали клиентов, теперь нет и остались сугубо профилактические сервисы, что связано со снижением финансирования. Групповые психологические занятия, кинопросмотры, информационные акции на дискотеках, возможности безопасного и комфортного места для встреч – ничего такого сейчас нет.
Я часто бываю в Москве, там несколько лет назад тоже сократили все программы по профилактике ВИЧ среди МСМ, и теперь там каждый пятый гей или бисексуал ВИЧ-инфицирован. Я хочу что-то сделать для своей страны, чтобы у нас такого не случилось.

Существует еще одна причина – трансгендерные люди у нас выпали из профилактической работы, нас пытаются не замечать. Когда я задавала одному из членов СКК вопрос, почему нет программ для трансгендеров, он мне ответил, что эта группа не изучена и у нас принято считать, что трансгендеры не влияют на эпидемию. Я считаю, что это не правильно. Во всем мире есть специализированные программы для трансгендеров по профилактике ВИЧ и оказанию медицинской и психологической помощи, а у нас они отсутствуют.

У нас в стране трансгендерами считают только тех, кто состоит на учете в Межведомственной комиссии и готовится к перемене пола. Я тоже отношусь к такой группе, но таких у нас в стране мало. Людей, которые чувствуют себя человеком противоположного пола, но не хотят, или боятся проходить сложную процедуру перемены пола гораздо больше. И не обязательно они идентифицируют себя как мужчины, которые имеют секс с мужчинами (МСМ) и соответственно, не пойдут для прохождения тестирования в организацию, которая работает с МСМ. Бывает и такое, что мужчины переодеваются женщинами и предоставляют секс-услуги, потому что так больше платят. Трансгендерные женщины также занимаются секс-работой, чтобы заработать на изменение лица и тела, чтобы выглядеть подобающе в реальном обществе, что достаточно дорого. К тому же встречаются случаи дискриминации. Моя знакомая хотела устроиться на государственную службу после изменения пола, но ей отказали, так как служба безопасности проверила личное дело, в котором значилось, что она родилась в мужском теле. В коммерческой деятельности, сфере услуг с этим гораздо проще.

Я хочу, чтобы для трансгендеров появились отдельные программы по профилактике ВИЧ и оказанию психологической и консультационной помощи.

— Насколько было трудно стать альтернативным членом СКК?

Я особых трудностей не почувствовала. Процесс был организован хорошо, я написала заявку и получила ответ, что будет голосование. Я скорее всего сама не верила, думала, что не проголосуют за женщину, которая “еще не совсем стала женщиной”.

— Были ли какие-то препятствия? Если да, то какие?

Препятствие было только одно. Когда в декабре была национальная консультация, на которой проходили выборы, я не смогла присутствовать на встрече, когда проходило голосование, так как была на операции. Я немного жалею, что не смогла выступить перед теми, кто голосовал. Возможно, что тогда я бы стала не альтернатом, а членом СКК.

— Что посодействовало тому, чтобы быть избранной в СКК?

Мне сложно ответить на этот вопрос. Как я понимаю, на национальной консультации собрались представители тех сообществ, которых часто стигматизируют и со стороны общества и со стороны властей. Скорее всего, голосующие увидев мою информационную листовку, поняли, что я против любой дискриминации, и испытав стигму по отношению к себе, я смогу им помочь, если буду в СКК.

— Как Вы видите свою роль в качестве члена СКК? Какие цели/задачи ставите перед собой в этой роли?

Сейчас, изучив более детально работу СКК, я понимаю, что есть комиссии, что есть возможность влиять на то, как должны распределяться ресурсы, которые выделяет Глобальный Фонд стране. Мне хочется быть полезной и нужной. Но более точно с целями и задачами моей деятельности в качестве альтерната я определюсь, когда состоится первая встреча избранных членов и альтернатов СКК.

— Что бы Вы посоветовали трансгендерным людям, которые хотят подаваться в члены СКК в своих странах?

Основные препятствия – это личные психологические проблемы, страх, стереотипы окружающих о трансгендерах. Первый совет — любить себя таким или такой, какой ты себя чувствуешь. Чтобы нас слышали — мы должны говорить — это касается не только трансгендеров, но и любой уязвимой группы. А СКК — это та площадка, где тебя услышат. Возможно, не с первого раза. В каждых странах свое отношение к трансгендерам. Но если ничего не делать, то ничего не изменится. Пообщайтесь с коллегами из неправительственных организаций и уязвимых групп, которые уже в составе СКК и поймете, что вас там поддержат.

Источник Eurasian Key Populations Health Network