ВОЗ: Вопросы и ответы по COVID-19, ВИЧ и АРТ | BelAIDS.NET
    logo_small

    Тел. (+375 29) 688 36 08
    (+375 17) 245 69 28
    ngoaidsnetwork@gmail.com


    220037
    Республика Беларусь,
    г. Минск,
    пер. Уральский, 15,
    офис 502



 

24 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения опубликовала у себя на сайте самые часто встречающиеся вопросы и ответы на них в отношении COVID-19, ВИЧ-инфекции и АРТ. Предлагаем вашему вниманию перевод данного материала на русский язык.


Повышен ли риск заражения COVID-19 для людей, живущих с ВИЧ?

Люди, живущие с ВИЧ, с продвинутой стадией заболевания, снизким уровнем CD4 и высокой вирусной нагрузкой, а также люди, не принимающие антиретровирусную терапию, в целом имеют повышенный риск различных инфекций и связанных с ними осложнений. Неизвестно, повышает ли иммуносупрессия риск развития COVID-19, поэтому до тех пор, пока не станет появится больше информации, всем людям с продвинутой стадией ВИЧ-инфекции или плохо контролируемой ВИЧ-инфекцией следует применять дополнительные меры предосторожности [1], [2].

В настоящее время нет доказательств того, что риск заражения или осложнений COVID-19 отличается среди людей, живущих с ВИЧ, принимающих эффективное АРВ-лечение, по сравнению с населением в целом. У некоторых людей, живущих с ВИЧ, могут быть такие известные факторы риска осложнений от COVID-19 как диабет, гипертония и другие неинфекционные заболевания, и у них может быть повышенный риск возникновения COVID-19, не связанный с ВИЧ. Известно, что во время вспышек SARS и MERS было всего несколько сообщений о случаях заболевания среди людей, живущих с ВИЧ, и они протекали в легкой форме.

На сегодняшний день задокументирован один случай заражения человека, живущего с ВИЧ, который был инфицирован COVID-19 и выздоровел [3], и есть небольшое исследование в Китае по факторам риска и антиретровирусным препаратам, используемым среди людей, живущих с ВИЧ, с COVID-19. В этом исследовании сообщалось о схожих показателях заболевания COVID-19 по сравнению со всей популяцией и повышенном риске, связанном с возрастом, но не с низким уровнем CD4, высоким уровнем вирусной нагрузки или антиретровирусной схемой лечения [4]. Текущие клинические данные свидетельствуют о том, что основные факторы риска смертности связаны с пожилым возрастом и другими сопутствующими заболеваниями, включая сердечно-сосудистые заболевания, диабет, хронические респираторные заболевания и гипертонию. Есть случаи заражения и тяжелого протекания заболевания среди здоровых людей без каких-либо хронических заболеваний.

ЛЖВ рекомендуется принимать те же меры предосторожности, что и населению в целом [6], [7]: часто мыть руки, соблюдать меры предосторожности во время кашля, соблюдать физическое дистанцирование, обращаться за медицинской помощью при симптомах, соблюдать самоизоляцию при контакте с кем-либо с COVID-19 и другие действия, которые рекомендованы в странах.

Люди, живущие с ВИЧ, которые принимают антиретровирусные препараты, должны убедиться, что у них есть запас лекарств на срок 30-180 дней, и обеспечить себе своевременную вакцинацию (вакцины против гриппа и пневмококка). Также должны быть обеспечены адекватные поставки лекарств для лечения ко-инфекций, сопутствующих заболеваний и наркомании.

Можно ли использовать антиретровирусные препараты для лечения COVID-19?

Несколько исследований показали, что у пациентов, инфицированных вирусом, вызывающим COVID-19, и связанными с ним коронавирусными инфекциями (SARS-CoV и MERS-CoV), были получены хорошие клинические результаты, причем почти во всех случаях выздоровление происходило полностью. В некоторых случаях пациентам давали антиретровирусный препарат лопинавир, усиленный ритонавиром (LPV/r). Эти исследования в основном проводились на ВИЧ-отрицательных людях.

Важно отметить, что исследования с использованием LPV/r имели важные ограничения. Исследования были небольшими, сроки, продолжительность и дозировка для лечения различались, большинство пациентов получали комплексные вмешательства или сочетанное с другими препаратами лечение, которые, возможно, способствовали полученным результатам.

Доказательства пользы от использования антиретровирусных препаратов для лечения коронавирусных инфекций очень низки. При этом серьезные побочные эффекты встречались редко. Среди людей, живущих с ВИЧ, рутинное использование LPV/r для лечения ВИЧ связано с несколькими побочными эффектами средней степени тяжести. Однако, поскольку продолжительность лечения пациентов с коронавирусными инфекциями, как правило, была ограничена несколькими неделями, можно ожидать, что побочные эффекты могут быть низкими или меньшими, чем при обычном использовании.

Можно ли использовать антиретровирусные препараты для предотвращения инфекции COVID-19?

В двух исследованиях сообщалось об использовании LPV/r в качестве постконтактной профилактики для SARS-CoV и MERS-CoV. Одно из этих исследований показало, что частота возникновения инфекции MERS-CoV была ниже среди работников здравоохранения, получавших LPV/r, по сравнению с теми, кто не принимал никаких лекарств; другое исследование не выявило случаев инфицирования SARS-CoV среди 19 человек, живущих с ВИЧ, госпитализированных в то же отделение, что и пациенты с SARS; 11 из них получали антиретровирусную терапию. Опять же, достоверность доказательств очень низкая из-за небольшого размера выборки, вариабельности предоставляемых лекарств и неопределенности в отношении интенсивности воздействия.

Какие планируются исследования по лечению и профилактике COVID-19 антиретровирусными препаратами?

Планируется проведение нескольких рандомизированных исследований для оценки безопасности и эффективности использования антиретровирусных препаратов – главным образом LPV/r – для лечения COVID-19 в сочетании с другими лекарственными средствами. Результаты ожидаются в середине 2020 года.

Какова позиция ВОЗ в отношении использования антиретровирусных препаратов для лечения COVID-19?

В настоящее время недостаточно данных для оценки эффективности LPV/r или других противовирусных препаратов для лечения COVID-19. Несколько стран оценивают использование LPV/r и других противовирусных препаратов, и ВОЗ приветствует результаты этих исследований.

Опять же, в качестве ответной меры ВОЗ на вспышку COVID-19, был активирован план исследований и разработок ВОЗ для ускорения оценки диагностики, вакцин и терапевтических средств для нового коронавируса. ВОЗ также разработала набор процедур для оценки эффективности, качества и безопасности медицинских технологий в чрезвычайных ситуациях.

Какова позиция ВОЗ в отношении использования кортикостероидов для лечения COVID-19?

Текущее временное руководство ВОЗ по клиническому ведению тяжелой острой респираторной инфекции при подозрении на инфекцию COVID-19 запрещает использование кортикостероидов, если иное не рекомендовано по другой причине [8].

Это руководство основано на нескольких систематических обзорах, которые ссылаются на недостаточную эффективность и возможный вред от рутинного лечения кортикостероидами при вирусной пневмонии или синдроме острой дыхательной недостаточности [9].

Если страны используют антиретровирусные препараты для COVID-19, есть ли опасения по поводу нехватки препаратов для людей, живущих с ВИЧ?

Антиретровирусные препараты – это эффективное и очень хорошо переносимое лечение для людей, живущих с ВИЧ. Антиретровирусный препарат LPV/r в настоящее время изучается как возможное лечение COVID-19. Если он будет использоваться для лечения COVID-19, должен быть разработан план, обеспечивающий достаточные и непрерывные поставки для удовлетворения потребностей всех людей, живущих с ВИЧ, уже принимающих LPV/r, и тех, кому потребуется начать лечение. Тем не менее, относительно небольшая доля людей находится на схемах лечения, которые включают LPV/r, так как он рекомендован в качестве схемы второй линии в соответствии с руководящими принципами ВОЗ по лечению ВИЧ-инфекции. Любая страна, которая разрешает использование лекарств против ВИЧ для лечения COVID-19, должна обеспечить наличие адекватных и устойчивых поставок.

Какова роль выдачи антиретровирусных препаратов и других лекарств на несколько месяцев вперед?

Клинически стабильные взрослые, дети, подростки и беременные и кормящие женщины, а также представители ключевых групп населения (люди, употребляющие инъекционные наркотики, работники секс-бизнеса, мужчины, имеющие половые контакты с мужчинами, транссексуалы и люди, находящиеся в тюрьмах и закрытых учреждениях), могут получить пользу от упрощенной модели предоставления антиретровирусной терапии, которая включает выдачу препаратов на несколько месяцев (3-6-месячный запас). Это уменьшает частоту посещений клинических учреждений и обеспечивает непрерывность лечения во время возможного нарушения движения во время вспышки коронавируса. Аналогичное внимание следует уделять предоставлению людям, которые клинически стабильны на заместительной терапии метадоном или бупренорфином, большей возможности принимать лекарства на дому для снижения дополнительной нагрузки на сектор здравоохранения.

Могут ли беременные или недавно родившие женщины, живущие с ВИЧ, передать вирус COVID-19 своему нерожденному ребенку или младенцу?

Имеется мало данных о клинической картине COVID-19 в конкретных группах населения, таких как дети и беременные женщины [13], но результаты небольшого опубликованного исследования показывают, что в настоящее время нет доказательств внутриутробной инфекции, вызванной вертикальной передачей у женщин с пневмонией, вызванной COVID-19, на поздних сроках беременности [14]. Хотя не было зарегистрировано ни одного случая вертикальной передачи, проблемой является заражение после рождения через контакт с инфекционными дыхательными секретами.

Детей, рожденных от матерей с подозреваемым, вероятным или подтвержденным COVID-19, следует кормить в соответствии со стандартными руководящими принципами кормления детей грудного возраста [15], применяя при этом необходимые меры предосторожности для профилактики и контроля инфекций. Как и во всех подтвержденных или подозреваемых случаях COVID-19, матерям с симптомами, которые кормят грудью или практикуют контакт кожи с кожей или метод «Кенгуру», следует соблюдать гигиену дыхания, в том числе во время кормления (например, использовать медицинскую маску при нахождении рядом с ребенком, если у матери имеются респираторные симптомы), соблюдать гигиену рук до и после контакта с ребенком, а также регулярно чистить и дезинфицировать поверхности, с которыми контактировала мать с симптомами COVID-19 [16].

У меня COVID-19, и я плохо себя чувствую, чтобы кормить ребенка грудью. Что я могу сделать?

Если вы плохо себя чувствуете, чтобы кормить своего ребенка грудью из-за COVID-19 или других осложнений, возможные способы безопасного обеспечения вашего ребенка грудным молоком включают в себя: сцеживание молока, перерыв в кормлении с последующим возвратом к грудному вскармливанию (релактация), донорское грудное молоко.

Источник itpcru.org 

Фото

 

💡

[1]DHHS, Interim Guidance for COVID-19 and Persons with HIV, https://aidsinfo.nih.gov/guidelines/html/8/covid-19-and-persons-with-hiv–interim-guidance-/554/interim-guidance-for-covid-19-and-persons-with-hiv (March 20, 2020)

[2] US CDC, COVID-19: People who are at higher risk for severe illnesshttps://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/specific-groups/people-at-higher-risk.html (March 22, 2020)

[3] Zhu F, Cao Y, Xu S, Zhou M. Co‐infection of SARS‐CoV‐2 and HIV in a patient in Wuhan city, China, J of Medical Virology 11 March 2020. https://onlinelibrary.wiley.com/doi/full/10.1002/jmv.25732

[4]Guo W, Ming F, Dong Y et al. A Survey for COVID-19 among HIV/AIDS Patients in Two Districts of Wuhan, China. Preprint research paper, The Lancet, 2020.

[5] Clinical management of severe acute respiratory infection when novel coronavirus infection is suspected, www.who.int/publications-detail/clinical-management-of-severe-acute-respiratory-infection-when-novel-coronavirus-(ncov)-infection-is-suspected

[6] WHO Guidance con the COVID-19 outbreak can be found here: https://www.who.int/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019.

[7] WHO country and technical guidance can be found here: https://www.who.int/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019/technical-guidance

[8] Clinical management of severe acute respiratory infection when novel coronavirus infection is suspected, www.who.int/publications-detail/clinical-management-of-severe-acute-respiratory-infection-when-novel-coronavirus-(ncov)-infection-is-suspected

[9] Clinical evidence does not support corticosteroid treatment for 2019-nCoV lung injury, www.thelancet.com/pb-assets/Lancet/pdfs/coronavirus/S0140673620303172.pdf

[10] Effectiveness of interventions to address HIV in prisons. Geneva, World Health Organization, 2007(Evidence for Action Technical Papers) http://whqlibdoc.who.int/publications/2007/9789241596190_eng.pdf?ua=1

[11] Kinner S. Jesse T. Snow K. Southalan L. et al. Prisons and custodial settings are part of a comprehensive response to COVID-19. The Lancet Public Health. Published: March 17,2020; DOI:https://doi.org/10.1016/S2468-2667(20)30058-X

[12] Taken and adapted from: Infection prevention and control during health care when novel coronavirus (nCoV) infection is suspected. Interim guidance. 25 January 2020; WHO Geneva. accessed at: file:///C:/Users/luhmannn/Downloads/9789240000919-eng.pdf

[13] World Health Organization. Clinical management of severe acute respiratory infection (SARI) when COVID-19 disease is suspected Interim guidance, 13 March 2020

[14] Huijun Chen*, Juanjuan Guo* et al, Clinical characteristics and intrauterine vertical transmission potential of COVID-19 infection in nine pregnant women: a retrospective review of medical records. Published Online February 12, 2020 https://doi.org/10.1016/S0140-6736(20)30360-3

[15] Global strategy for infant and young child feeding (https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/42590/9241562218.pdf)

[16] Centres for Disease Control. Interim Considerations for Infection Prevention and Control of Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) in Inpatient Obstetric Healthcare Settings

[17] Royal College of Obstetricians and Gynaecologists. Corona virus (COVID – 19) infection in Pregnancy. Information for healthcare professionals Version 2: Published Friday 13 March 2020

[18] Caring for pregnant women with COVID-19 Clinical management of severe acute respiratory infection (SARI) when COVID-19 disease is suspected: Interim guidance