Я не могу сказать: «заткнись и уваливай!» | BelAIDS.NET
    logo_small

    Тел. (+375 29) 688 36 08
    (+375 17) 245 69 28
    ngoaidsnetwork@gmail.com


    220037
    Республика Беларусь,
    г. Минск,
    пер. Уральский, 15,
    офис 502



 

09_2Чтобы узнать, как проходит выезд специалиста, и пообщаться с клиентами передвижного анонимно-консультационного пункта для потребителей инъекционных наркотиков (далее – АКП), в один из вечеров отправляюсь на «точку» недалеко на ст. метро «Кунцевщина». В девять вечера около бусика уже людно: две девушки и молодой человек что-то обсуждают с Владимиром, сотрудником организации «Позитивное движение».
Волонтер Саша и его мысли о людях и сервисах

 

Подхожу к молодому человеку лет 30, которого Владимир представил как Александра. Спрашиваю, как часто он сюда приходит. Саша рассказывает, что бывает здесь часто, потому что работает волонтером. Расспрашиваю Сашу о том, чего не хватает из оказываемых услуг.
– Побольше витаминок, комплексов каких-нибудь или что-нибудь для печенюги (печени – авт.) – мало-мальски дешевые, но чтобы помогали. Мы  же (клиенты АКП – авт.) инъекционные – у нас гепатиты у всех. Было бы нормально, чтоб хоть сколько-нибудь давали. Или, например, врач бы назначил 40 дней, сам купил 20 и  20 здесь дали. Хоть мы организм и гробим осознаваемо, но все же:  так бы хоть прошел курс, пусть и поддерживающий.
– А что случилось бы, если помощь вдруг бы прекратилась?
– Ничего не было, но было бы жалко. Сейчас шприц стоит минимум 1000 рублей, а в день надо штучки 3-4, а это почти 5000 рублей. Для наркомана это деньги. Пускай небольшие, но иногда их негде взять и никто не даст.

 

Поскольку Саша работает волонтером АКП, спрашиваю, приводит ли он кого-нибудь к «АКП-бусику» для оказания психологической помощи.
– Как получается, но стараюсь всех позитивно настроить, чтоб сюда шли. Потому что колоться одним шприцом два раза – это не есть хорошо: он тупится, к примеру. Лучше использовать два и не париться: взял бесплатно и всегда есть. Те девочки, которые занимаются проституцией, хоть какую-то защиту имеют. А тем, кто не хочет приходить, сам беру и приношу. Сюда, в основном, по наркотикам обращаются: как анализы сдать, как лучше сделать, к венерологу сходить. Иногда помощь с детьми нужна, с программами по лечениям, психолога, бывают, просят.

 

Еще Саша замечает, что активность клиентов АКП зависит от того, насколько опустившийся человек и насколько ему не стыдно.
– Тут все уже в округе знают, чего скрываться? Но все равно не хотят, чтоб видели и знали. Ведь если приходишь и берешь пачку гондонов и баянов (презервативов и шприцов – авт.) – все ж понятно сразу.

Напоследок спрашиваю у Саши, как воспринимается клиентами АКП: как реальная помощь или придти и взять?
– Скорее, как придти и взять.

 

 

Клиенты АКП-бусика

 

Пока мы беседовали с Сашей, в АКП-бусике побывало человека три. Вот подошел мужчина лет 35. Как сказал позже Владимир, подтверждая мои слова об неадекватности физического состояния этого клиента: «Он на «марафоне» – четыре дня не спит. Но вот отходит как-то».

 

Следующей к АКП подошла Анна, женщина лет 30. Поздоровалась, рассказала, как болеет за хоккей, и что недавно думала, что поправилась и не найдет в каких штанах идти на работу:
– Я ж работаю с животными на кафедре в университете – так весело, так интересно. Понятно, первый день!
Взяв салфеток и витаминок, женщина уходит, а Владимир рассказывает, что Аня почти месяц в ремиссии.
– Месяц назад не за шприцами, а информацией пришла. Вот и отправил к психологам. Пока что держится.

 

Спрашиваю,  какая, на взгляд самого сотрудника АКП, самая популярная услуга.
– Шприцы. А бывает, что  и ЖСБ к часам двенадцати ночи заезжают на такси за презервативами. А вот недавно добавились тесты на беременность – чисто женская услуга. Тоже часто просят.
– Информацию часто просят?
– Бывает, когда уже «наторчится» и доведен до состояния, когда сердце вот-вот выскочит, тогда уже чувствовать начинает опасность и с психологом просит поговорить.
– И сколько за вечер человек приходит?
– Сегодня пока что 9 человек, вчера – 8, а позавчера – 23. В основном всем до 40 лет, но есть и постарше. В Чижовке возрастная планка поднимается и за 50 лет, но таких мало.
Следующий клиент, который застал меня в АКП, был вменяемый парень 32 лет. Он рассказал, что раньше сидел  на «черном», амфетамин глотал. Сам из Барановичей, но уже  четыре года работает в Минске.
И, удивительная вещь, маленькое открытие для меня: все наркопотребители и в самом деле не глупые люди. Правда, с очень серьезными проблемами и привычками. Этот клиент, видимо, лучше всех, с кем я за сегодня общалась, понимает ситуацию:
– Порошок – страшная штука. Попробовал я эти порошки, что химики придумали, и понял, что медленного не хочется больше. А в химии кайфа-то нет, только мозги стрясаются – страшные вещи. У меня так несколько друзей умерло: я сам из Барановичей, там и тусовались. А сейчас и заезжать не к кому. Подростки же с лет 18 курят, а потом и «скорость» в ход идет:  лежат и встать не могут. Смотришь и страшно. Пытаешься сказать «посмотри на меня»…
Владимир предлагает информацию и спрашивает о лечении.
– Да тут некогда лечиться: один живешь, хоть бы прожить. Работаешь, стараешься уже не впрыгивать в эти санки, но втягивается и дальше-дальше. Конечно, надоело. 32 года, а здоровья никакого. Да и общения уже никакого не ищешь – не в той колее. Это я сейчас работаю. Правда, за четыре года шесть раз увольнялся-устраивался. А раньше – то зарабатывать ездил, то сидел.
Клиент говорит, что отвлекается от наркоты, когда чем-то занят. Он почти уверен, что если всем потребителям нравилось, чем они занимаются, и нормально платили, то можно было бы завязать.
– Ну, не совсем завязать, но так, стресс снимать раз-два в месяц. Мозг же все равно выкручивает на это дело. Некоторые говорят, что завяжут, а я всегда знал  – не бывает такого.

 

 

Работа сотрудника: мысли о клиентах и результатах

 

Мне интересно, насколько в такой работе важен человеческий фактор. Спрашиваю Владимира, часто ли клиенты «вываливают» на него свои проблемы.
– Я могу узнать все, если захочу. Но зачем грузиться? Бывает, приходят – хочется им душу излить. И начинается. Но не заткнешь же: у меня такой характер – я не могу сказать «заткнись и уваливай!». Приходится слушать.
Если б я сидел, рот закрывши, или стенкой отгородившись от человека, то пользы не было от чисто механической выдачи. А так они же сами хотят поговорить – так и просеиваешь. Многих «выдергиваю» из этой толпы, когда вижу, что «наторчался». Вот как Саша, например (первый собеседник – авт.). Ищешь, выделяешь из общей массы «торчков» кого-то с ясным взглядом и предлагаешь помощь. А при просто обмене так просто человек не подвернется. Я уже шесть лет работаю и скажу вот что: если один выдернулся – это уже хорошо.

 

Пока клиентов больше  нет, спрашиваю  у Владимира, что клиенты «машинами» называют.
– Шприцы. И баянами и пластмассами ещё называют.
– А бывало, чтобы здесь брали и сами продавали?
– Был случай, но они сами такие случаи пресекают.
– А местные не спрашивали, чего стоите и пакеты еще выдаете?
– Пару раз смотрели со стороны, а потом милицию вызывали со словами, что здесь продают что-то наркоманам.

 


***
За время моего присутствия на АКП-бусике, пришло 11 клиентов. Каждый из них приходил с разными целями: кому-то нужно было поговорить, кому-то – взять шприц.
Но мой час с небольшим в АКП показал, что эти люди не  какие-то страшные существа с другой планеты, а такие же как все мы, со своими проблемами и «тараканами» в голове, попытками улучшить свою жизнь и борьбой с обстоятельствами. И если хоть один человек из сотни признает это и согласится им помочь – это, как заметил Владимир, уже хорошо.  От наркопотребителей общество может отказываться, может не признавать их и избегать, но они рядом и очень нуждаются в поддержке, понимании и помощи.

 

Справка

В Беларуси 26 анонимно-консультативных пунктов (АКП), в том числе три мобильных (МАКП), и 6 мобильных пунктов консультирования и тестирования (МПКТ). Изначально МПКТ были «заточены» для тестирования на ВИЧ, но со временем там стали появляться новые услуги и сейчас МАКП и МПКТ имеет фактически одинаковые сервисы.

В Беларуси 130 аутрич-работников, а также и аутричи-волонтеры, которые помогают организации, но не получают за это вознаграждение.

За второе полугодие 2013 года через сервисы «Позитивного движения» прошло 19 тысяч наркопотребителей. 7070 протестировано на ВИЧ.
Юля Шабловская для бюллетеня Вместе

фото предоставлено БОО «Позитивное движение»

Подключайтесь к нашему сайту и к Ассоциации «БелСеть антиСПИД» в Фэйсбуке